Интервью без галстука: Следователь должен мыслить и как преступник, и как адвокат

Интервью без галстука: Следователь должен мыслить и как преступник, и как адвокат

 25 июля сотрудники органов следствия России отметили свой профессиональный праздник. А накануне мы встретились с Вадимом ГАСАНБЕКОВЫМ, руководителем Мантуровского межрайонного следственного отдела Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Костромской области. Разговор состоялся о сути следовательской работы, её особенностях, издержках и других нюансах профессии. Одним словом, интервью хоть и на рабочем месте, но, так сказать, без галстука.

— Вадим Сахибович, сколько лет Вы уже в этой профессии?

— В органах следствия работаю более пятнадцати лет. Начинал следователем прокуратуры в одном из районов Костромской области. В 2007 году, после образования Следственного комитета при прокуратуре Костромской области, был переведён на должность старшего следователя следственного отдела по г. Кострома, в 2008 году приехал в Мантурово — сначала на должность заместителя начальника Мантуровского межрайонного следственного отдела, а с 2011 года руковожу данным следственным отделом.

— Другими словами, опыт богатый. И вот с высоты этого опыта, наверное, уже можете сделать вывод, какой человек может стать следователем? Нужны ли для этого какие-то особые качества характера? Может, какой-то нетрадиционный склад ума?

— Для нашей работы мало в совершенстве знать законодательство, разбираться во всех тонкостях УК, хотя это тоже, конечно, важно. Хороший следователь — это аналитик. Но не только. Иногда, чтобы понять мотивы расследуемого преступления, логику действий преступника, нужно самому мыслить, как преступник. То есть, грубо говоря, определённый криминальный талант тоже должен присутствовать. Но и это не всё. Порой нужно мыслить ещё и как адвокат — то есть оценивать совокупность доказательной базы с точки зрения стороны защиты, чтобы исключить любую двоякость в толковании того или иного доказательства. При этом необходимо помнить, что любые сомнения, любые нестыковки трактуются в пользу обвиняемого. А ещё нужно абсолютно объективно относиться к фигурантам. Какие бы эмоции ты ни испытывал к человеку, обвиняемому в том или ином преступлении, твоя задача — установить обстоятельства, мотивы, цель преступления. А степень вины конкретного человека уже определяет суд. То есть ни в коем случае нельзя давать волю как неприязненному отношению к подозреваемому, так и сочувственному. Важна беспристрастность, эмоции здесь излишни.

— В вашей профессии присутствует своя романтика?

— Романтику, наверное, здесь ищет каждый выпускник вуза, когда приходит на работу следователем. Я, кстати, не исключение. Погони, перестрелки, героизм и так далее, как в кино, — всё это представляют себе молодые ребята и девушки, когда идут в следствие. Но первоначальные представления развеиваются быстро. Следователь — это в большей степени кабинетная работа, даже бумажная, аналитическая. В наши обязанности входит добыть доказательства, закрепить их, то есть привести всё в определённую процессуальную форму, чтобы потом они имели доказательное значение в суде. В процессе этой деятельности мы, кроме прочего, взаимодействием со смежными структурами — органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Конечно, и побегать иной раз приходится. Но вот насчёт оружия… Оно у нас закреплено за каждым, но, скажу честно, за всё время работы мне не пришлось ни разу его применить. Дилетанты назвали бы нашу повседневную работу рутиной. Однако её важность переоценить трудно.

— То есть на то, как изображают работу следователя в фильмах, она в реальности мало похожа?

— Насчёт кино, особенно насчёт современных криминальных сериалов, по которым чаще всего посторонние и судят о нашей работе, скажу так: в них отображается только один эпизод из той работы, выполняемой нами ежедневно. А у нас таких эпизодов в работе бывает не по одному десятку. И вот представьте: следователь, у которого и дела в производстве, и материалы проверки, пришёл домой после тяжёлого дня, включил телевизор и смотрит, как в каком-то фильме весь отдел занимается одним уголовным делом. Или пять человек бегают по одному материалу проверки — бред, им что, делать нечего больше? Или какой-то волшебный следователь с тремя операми носятся по городу, потом сидят часами и размышляют, схемы какие-то рисуют… Нет, это, конечно, здорово, но только в кино. И реальный следак, который смотрит такой фильм, испытает в лучшем случае раздражение.

— Рабочий день у вас нормированный? Часто ли приходится задерживаться вечерами или проводить на работе выходные и праздники?

— Рабочий день у нас ненормированный — это закреплено законом. То есть официально мы работаем с 9.00 до 18.00, и, если никаких экстренных дел не возникает, если по срокам сотрудник укладывается с расследованием, задерживаться нет необходимости. Но бывает так, что и ночевать приходится на рабочем месте. А выходные… Номинально они, конечно, есть. При этом даже находясь дома или где-то в другом месте с семьёй, ты постоянно на связи, в постоянной готовности выехать на место преступления, «дежурный чемоданчик» всегда собран. Было однажды, что я так сорвался и дома не появлялся двое суток. Преступления ведь совершаются не по расписанию, а работая по горячим следам, имеешь больше шансов, раскрыть дело и привлечь виновного к ответственности. Так что, наверное, большинство семейных праздников проходят в наше отсутствие. Как к этому родные относятся? Да уже привыкли. Кстати говоря, ещё одно качество, которое обязательно должно присутствовать у хорошего следователя, это самоотверженность и способность поставить работу на первое место, иной раз даже в ущерб семье.

— Хотели бы Вы, чтобы Ваши дети пошли по Вашим стопам?

— У меня две дочери, и, конечно, выбор в любом случае останется за ними. Я могу только посоветовать что-либо. С одной стороны, не каждый выдержит такой образ жизни и такой ритм. А с другой — опыт нарабатывается колоссальный. В том числе жизненный опыт.

— Любимые всеми с детства и юности герои детективных романов, помимо расследования преступлений, имели хобби и в них черпали вдохновение. Так герой романов Рекса Стаута детектив Ниро Вульф обожал орхидеи, другой знаменитый сыщик Шерлок Холмс — игру на скрипке. А чем Вы подпитываетесь? Что Вас вдохновляет и что придаёт сил?

— На различные хобби просто не хватает времени. А особое вдохновение испытываешь, когда получается раскрыть какое-то особо сложное, заковыристое дело, когда злодей получает заслуженное наказание. Тогда сразу забываются все трудности, даже неприятности, которые были, сам себе говоришь: «Я это сделал!» И действительно чувствуешь настолько мощное моральное удовлетворение, что подпитываешься им ещё долго.

— Есть какое-то фирменное дежурное блюдо у сотрудников органов следствия?

— Блюдо? Про блюдо не скажу, а вот что кофе пьём, наверно, декалитрами — это да. Причём я сам кофе пью исключительно на работе, дома вообще его не трогаю.

— И в заключение ответьте, пожалуйста, на несколько вопросов из серии «блиц». Ваш любимый цвет?

— Бежевый.

— Любимое время года?

— Конец лета — начало осени.

— Любимый стиль одежды?

— Строгий.

— Любимое животное?

— Собака.

— Любимый фильм?

— «Место встречи изменить нельзя».

— Любимый литературный жанр?

— Приключения. Особенно любил в юности читать Жюля Верна.

— Спасибо большое за ответы. И с профессиональным праздником Вас и всех Ваших коллег!

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.


*